Об экспедиции 2018

Четвертая Международная студенческая экспедиция Class@Вaikal состоится в акватории озера Байкал в период с 7 по 18 июля 2017 года. Рейс традиционно организован на научно-исследовательском судне «Г.Ю.Верещагин», уже ставшем родной базой Байкальского Плавучего Университета. В экспедиции студенты МГУ имени М.В. Ломоносова, и новые, и те, кто принимал участие в предыдущих экспедициях, под руководством своих преподавателей и ученых из Лимнологического института СО РАН продолжат «обучение-через-исследования» уникальных природных геологических процессов на дне озера Байкал. Новые участники экспедиции познакомятся с современными методами геолого-геофизических и геохимических исследований придонных слоев; на практике освоят работу с экспедиционным оборудованием. Студенты, участвовавшие в экспедициях Class@Вaikal-2014/Class@Вaikal-2015/Class@Вaikal-2016 продолжат свои исследования, уже специализируясь на определенных районах и задачах.

Как и в ходе Первой и Второй экспедиций, участники рейса будут ежедневно готовить и выкладывать в интернете иллюстрированный отчет о проведенных экспедиционных работах и жизни на борту НИС «Г.Ю. Верещагин». Также, традиционно, в ходе экспедиции, на борту судна будут проводиться ежедневные научные и научно-образовательные лекции и семинары. Материалы лекций и семинаров будут выкладываться в интернет вместе с веб-отчетами о ходе работ экспедиции.

Полигоны работ в экспедиции Class@Baikal-2016

Полигон 1. Грязевой вулкан «Большой»

История исследований:

«Большой» обнаружен в 1999 г. в совместной российско-бельгийской экспедиции в рамках проекта INTAS-1915 (Van Rensbergen et al., 2002, De Batist et al., 2002). В 2003 г. на структуре выполнено донное геологическое опробование, обнаружены газовые гидраты и поднята  грязевулканическая брекчия (Хлыстов, 2006).

В поле зрения Байкальского Плавучего Университета «Большой» попал в прошлом году. В экспедиции Class@Baikal-2015 была запланирована и выполнена плотная сетка профилей с набортным профилографом, которая позволила впервые в деталях оконтурить структуру и охарактеризовать её морфологию. Опробованы обе вершины грязевого вулкана и его подножье. На южной вершине отобран керн с грязевулканическими отложениями и массивными газовыми гидратами в разрезе, подтверждающий современную активность вулкана (Vidischeva et al., 2016). Пробы с северной вершины грязевого вулкана не содержали свидетельств активности. Практически во всех колонках присутствовали интервалы песчаных турбидитовых накоплений, переслаивающиеся с отложениями других генетических типов (Ахманов, Хлыстов, 2015).

Положение точек донного опробования и профилей профилографа, выполненных в экспедиции Class@Baikal-2015 на полигоне «Большой»

Описание объекта:

Грязевой вулкан Большой расположен в южной котловине озера Байкал и приурочен к системе разрывных нарушений. Вулкан сложно построен, имеет две основные вершины и, вероятно, ряд осложняющих «паразитических» кратеров (Cuylaerts et al., 2012; Ахманов, Хлыстов, 2015). По имеющимся батиметрическим данным диаметр основания всей структуры 1,1 км. На сейсмических записях отмечается подводящий канал, характеризующийся «немой» сейсмической записью. Границы подводящего канала с горизонтально залегающими рефлекторами нормальных донных отложений озера довольно резкие (Cuylaerts et al., 2012). Предполагается BSR, выклинивающийся по направлению к вулкану.

Задачи экспедиции:

В ходе экспедиции планируется продолжение комплексных геологических и геохимических исследований, начатых в экспедиции Class@Baikal-2015. На основании полученных в 2015 г. геофизических данных будет выполнен значительный объем донного геологического опробования с целью охарактеризовать особенности грязевулканического осадконакопления и режима флюидоразгрузки в пределах современной постройки вулкана. Особое внимание планируется уделить турбидитовым прослоям, широкое распространение которых на подводном поднятии необычно. Терригенный материал, формирующий такие прослои, вероятно, периодически поступает с бортов котловины озера. Детальное изучение минерального состава таких накоплений должно позволить установить его источники. Корреляция прослоев отложений разных генетических типов (грязевулканические потоки, турбидиты, оползневые накопления, пелагические озерные накопления и пр.), отобранных с разных частей структуры поможет пониманию истории развития грязевого вулкана и повлиявших на это геологических процессов. Также планируется выполнить несколько профилей донного пробоотбора «от структуры в окружающие котловины», которые должны помочь установить характер распределения терригенной обломочной компоненты в бассейне седиментации.

Профиль профилографа через грязевой вулкан Большой с положением одной из станций донного опробования и фотография фрагмента отобранного керна с газовыми гидратами

Литература:

Van Rensbergen P., De Batist M., Klerkx J., Hus R., Poort  J., Vanneste M., Granin N., Khlystov O., Krinitsky P. (2002) Sublacustrine mud volcanoes and methane seeps caused by dissociation of gas hydrates in Lake Baikal. // Geology. 2002, v. 30, № 7, pp. 631-634.

De Batist M., Klerkx J., Van Rensbergen P., Vanneste M., Poort J., Golmshtok A., Kremlev A., Khlystov O., Krinitsky P. (2002) Active  Hydrate Destabilisation in Lake Baikal, Siberia? // Terra Nova. 2002; v. 14, № 6, pp. 436-442.

Хлыстов О.М. (2006) Новые находки газовых гидратов в донных осадках озера Байкал // Геология и Геофизика. 2006, Т. 47, № 8, с. 979-981.

Cuylaerts M.,, Naudts L., Casier R., Khabuev A.V.,  Belousov O.V., Kononov E.E., Khlystov O.M., De Batist M. (2012) Distribution and morphology of mud volcanoes and other fluid flow-related lake-bed structures in Lake Baikal, Russia. // Geo-Marine Letters. 2012, v. 32, № 5, pp. 383-394.

Vidischeva, O., Akhmanov, G., Khlystov, O., and Gilyazetdiniva D. (2016). Hydrocarbon gases in baikal bottom sediments: preliminary results of the second international class@baikal cruise. In EGU General Assembly 2016, EGU2016-8204, volume 18 of  Geophysical Research Abstracts.

Ахманов Г.Г., Хлыстов О.М., участники TTR-Class@Baikal-2015. (2015) Проект Glass@Baikal: развивая традиции Международной программы "Обучение-через-исследования (Плавучий Университет)".  В сб.: Труды IV Международной научно-практической конференции "Морские исследования и образование (MARESEDU)", 19-24 октября 2015 г., Москва, Ломоносовский корпус МГУ. - Москва: Феория, 2015. - с. 29-33

Полигон 2. Район сипа и подводного оползня «Красный Яр»

История исследований и описание объекта:

Несколько сипов (зон фокусированной разгрузки углеводородов на дне), получивших общее название «Красный Яр», были обнаружены в ходе геофизических работ в авандельте р. Селенга в 2007 году. На данных гидролокатора бокового обзора (ГЛБО) они характеризировались аномально высоким сигналом обратного рассеивания. Данные структуры находятся в интервале глубин 740-780 метров, и их размеры составляют приблизительно 425х500, 200х880 и 210х460 метров. На данных профилографа в районе сипов наблюдаются газонасыщенные подводящие каналы. Первое геологическое опробование структур «Красный Яр» было проведено в 2012 году.

На данных съемки дна многолучевым эхолотом, выполненной в 2009 г., при внимательном анализе рядом со структурами, вверх по склону котловины Байкала, на глубинах от 360 до 380 м, обнаруживается выраженный в рельефе протяженный уступ, полого изгибающийся в плане. Впервые предположение об оползневой природе этого уступа было выдвинуто при подготовке к экспедиции Class@Baikal-2015. Под уступом определялся необычной формы оползневой цирк.

Положение точек донного опробования и профилей профилографа, выполненных в экспедиции Class@Baikal-2015 на полигоне «Красный Яр»

В ходе экспедиции Class@Baikal-2015 здесь проведены обширные комплексные геолого-геофизические работы, и впервые изучены оползневой цирк и тело оползня (Ахманов, Хлыстов, 2015). На данных ГЛБО, полученных в ходе рейса Class@Baikal-2015, изменений в площади распространения зоны высокого обратного рассеивания не обнаружено – морфология сипов не изменилась со времени последнего картирования, выполненного несколько лет назад. В экспедиции проведено измерение теплового потока и отбор проб на химию поровых вод по периферии и в центральной части сипов. Тепловой поток внутри структур определен, как повышенный относительно среднего значения для Байкала (Poort et al., 2015). На периферии структур в отдельных точках тепловой поток, напротив, был ниже среднего значения. Также данными пробоотбора полностью подтверждены предположения о том, что высокое обратное рассеивания на записях ГЛБО в пределах сипов обусловлено наличием газовых гидратов (Хабуев и др., 2015). Оконтурено оползневое тело, и закартирован оползневой цирк на основе данных ГЛБО и набортного профилографа, полученных в экспедиции. Данные ГЛБО указывают на крутые стенки отрыва оползня. Интерпретация полученных в ходе экспедиции данных позволила установить, что необычная форма оползневого цирка связана с тем, что оползневое перемещение материала остановлено валом, пока неизвестной природы, в который оползень «упирается». В северной части вал прорван и сформирована узкая горловина, через которую оползневые массы устремляются вниз по склону, возможно, уже в виде плотностных потоков различного типа. Анализ полученных данных выявил много новых научных вопросов, требующих решения.

Профиль профилографа через оползневой цирк и оползневые накопления полигона «Красный Яр» с положением некоторых станций донного опробования, выполненных в экспедиции Class@Baikal

Задачи экспедиции:

Работами экспедиции будут продолжены исследования, начатые ранее, будут отобран новый материал для изучения и пополнения базы данных по объекту. Среди задач - отобрать пробы донных осадков, газа и поровой воды как внутри участков с повышенным обратным рассеиванием, так и за их пределами. С помощью термодатчиков, установленных на ударной трубке, будут продолжены in situ замеры температур в донных отложениях. Дополнительно предполагается провести отбор донных отложений в пределах оползневого цирка, на валу вниз по склону, в горловине и ниже горловины по склону. Отобранные колонки будут исследованы в лабораториях рентген-томографических методов, анализ их строения и состава должен позволить более детально представить историю и причины оползания склона выше сипов «Красного Яра». Также планируется провести сравнение этого оползня с ранее изученным в экспедициях Class@Baikal оползнем Кукуйской Гривы (Solovyeva et al., 2016)

Литература:

Хабуев А.В., Белоусов О.В., Ченский Д.А., Соловьева М.А., Ченский А.Г., Ахманов Г.Г., Хлыстов О.М. (2015) Геофизические поисковые признаки придонных газовых гидратов озера Байкал: на примере сипа «Красный Яр» В сб.: Труды IV Международной научно-практической конференции "Морские исследования и образование (MARESEDU)", 19-24 октября 2015 г., Москва, Ломоносовский корпус МГУ. - Москва: Феория, 2015. – с. 381-382

Ахманов Г.Г., Хлыстов О.М., участники TTR-Class@Baikal-2015. (2015) Проект Glass@Baikal: развивая традиции Международной программы "Обучение-через-исследования (Плавучий Университет)".  В сб.: Труды IV Международной научно-практической конференции "Морские исследования и образование (MARESEDU)", 19-24 октября 2015 г., Москва, Ломоносовский корпус МГУ. - Москва: Феория, 2015. - с. 29-33

Poort J., Khlystov O.M., Akhmanov G.G., Davletshina D., Khabuev A.V., Belousov O.V. & Class@Baikal team. (2015) Lake Baikal seeps and mud volcanoes: what can we learn from thermal data in the sediments? В сб.: Труды IV Международной научно-практической конференции "Морские исследования и образование (MARESEDU)", 19-24 октября 2015 г., Москва, Ломоносовский корпус МГУ. - Москва: Феория, 2015. - с.20-21.

Solovyeva, M., Akhmanov, G., Starovoitov, A., Khlystov, O., Khabuev, A., Chensky, A., Mazzini, A., Tokarev, M., and Gilyazetdinоva, D. (2016). Mass transport on the slope of Кukuy Griva of Lake Baikal: results of the TTR-Class@Baikal expeditions in 2014 and 2015. In EGU General Assembly 2016, EGU2016-8182, volume 18 of  Geophysical Research Abstracts.

Полигон 3. Сипы «Санкт-Петербург»

История исследований и описание объекта:

В 2002 г. в ходе съемки дна средней котловины озера Байкал гидролокатором бокового обзора (группа Сонник, г. Санкт-Петербург) и сейсмоакустического профилирования (группа геофизиков института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН, г. Новосибирск) была закартирована положительная структура, приуроченная к уступу, хорошо выраженному в рельефе дна. Структура получила название «Санкт-Петербург».

Детальные исследования выполнены для северо-восточной части структуры. Здесь обнаружен интенсивный газовый сип типа «факела», хорошо фиксируемый на акустических записях (Granin et al., 2010). Здесь же, с помощью ГОА «МИР» в 2009 г. были обнаружены скопления приповерхностных газовых гидратов недалеко от зоны фокусированной разгрузки газа (Егоров и др., 2009). В 2014 г. в совместной российско-японской экспедиции исследовалась юго-западная часть структуры. В ходе работ были получены образцы газовых гидратов у подножья уступа. До 2015 года в пределах зоны разгрузки «Санкт-Петербург» грязевулканические отложения никогда не отбирались. Опробованный ударными трубками разрез всегда был представлен газонасыщенным диатомовым илом с маломощными глинистыми прослоями, а также с прослоями и линзами песка и алеврита (турбидиты), иногда с включениями карбонатов.

Структура «Санкт-Петербург» имеет сложное строение, располагается вдоль тектонического нарушения и, вероятно, обязана ему своим происхождением (Cuylaerts et al 2012). В экспедиции Class@Baikal-2015 здесь выполнены профили ГЛБО и набортного профилографа и донный пробоотбор. Полученные данные подтвердили представления о зонально-блоковом строение структуры. Впервые на структуре «Санкт-Петербург» отобраны отложения, содержащие в глинистом матриксе фрагменты уплотненных глин, алевролитов и мелкозернистых песчаников, предварительно интерпретированные, как грязевулканические (Ахманов, Хлыстов, 2015).

Грязевой вулкан «Санкт-Петербург» располагается частично на поднятом и частично на опущенном крыльях тектонической ступени. Отмечаются следы вертикального перемещения материала и/или флюидов по подводящим каналам, располагающимся по обе стороны от плоскости разлома. Разлом словно рассекает структуру на несколько частей. Измерить тепловой поток в структуре «Санкт-Петербург» во время экспедиции не удалось из-за грубозернистых отложений и газовых гидратов, препятствовавших внедрению трубки в грунт. Измерение температур на периферии показали нормальный градиент роста температур с глубиной (Poort et al., 2015).

Положение точек донного опробования и профилей профилографа, выполненных в экспедиции Class@Baikal-2015 на полигоне «Санкт-Петербург» (красный пунктир = тектонический уступ; желтый пунктир = структура Санкт-Петербург)

Данные пробоотбора свидетельствовали, что нижняя «половинка» структуры Санкт-Петербург значительно более активна в настоящее время, чем «половинка» на поднятом крыле (Ахманов, Хлыстов, 2015; Vidischeva et al., 2016). В целом, объяснение необычного расположения и морфологии грязевого вулкана «Санкт-Петербург» и соседнего, очень похожего на него грязевого вулкана «Новосибирск», видится следующим образом. Первоначально крупный разлом, рассекший центральную котловину озера, не имел вертикальной составляющей смещения, но спровоцировал грязевулканическую активность в определенных точках на своём протяжении. Образовавшиеся и функционирующие грязевые вулканы изначально не были асимметричными. Их асимметрия – результат последующих вертикальных движений вдоль плоскости разлома, «расколовших» грязевые вулканы на блоки. Разлом поддерживает грязевулканическую активность и одновременно формирует особую морфологию современных построек этих грязевых вулканов (Akhmanov et al., 2016).  

Сейсмоакустический разрез через грязевой вулкан Санкт-Петербург, выполенный в экспедиции Class@Baikal-2015

Задачи экспедиции:

В экспедиции Class@Baikal-2016 будет продолжено донное опробование, картирование приповерхностных скоплений газовых гидратов в пределах структуры «Санкт-Петербург» и поиск накоплений с характеристиками сопочных грязевулканических брекчий. Планируется провести измерения теплового потока, выполнить несколько профилей акустической съемки. Традиционно интересным представляется выяснение природы песчаных накоплений, определение источника и анализ направлений и расстояний транспортировки обломочного материала. Дополнительно собранный материал позволит продолжить и расширить исследования, начатые на материалах предыдущих экспедиций. Генезис структуры «Санкт-Петербург» всё ещё остаётся дискуссионным вопросом, решение которого стоит в задачах Class@Baikal.

Литература:

Cuylaerts M.,, Naudts L., Casier R., Khabuev A.V.,  Belousov O.V., Kononov E.E., Khlystov O.M., De Batist M. (2012) Distribution and morphology of mud volcanoes and other fluid flow-related lake-bed structures in Lake Baikal, Russia. // Geo-Marine Letters. 2012, v. 32, № 5, pp. 383-394.

Ахманов Г.Г., Хлыстов О.М., участники TTR-Class@Baikal-2015. (2015) Проект Glass@Baikal: развивая традиции Международной программы "Обучение-через-исследования (Плавучий Университет)".  В сб.: Труды IV Международной научно-практической конференции "Морские исследования и образование (MARESEDU)", 19-24 октября 2015 г., Москва, Ломоносовский корпус МГУ. - Москва: Феория, 2015. - с. 29-33

Poort J., Khlystov O.M., Akhmanov G.G., Davletshina D., Khabuev A.V., Belousov O.V. & Class@Baikal team. (2015) Lake Baikal seeps and mud volcanoes: what can we learn from thermal data in the sediments? В сб.: Труды IV Международной научно-практической конференции "Морские исследования и образование (MARESEDU)", 19-24 октября 2015 г., Москва, Ломоносовский корпус МГУ. - Москва: Феория, 2015. - с.20-21.

Vidischeva, O., Akhmanov, G., Khlystov, O., and Gilyazetdiniva D. (2016). Hydrocarbon gases in baikal bottom sediments: preliminary results of the second international class@baikal cruise. In EGU General Assembly 2016, EGU2016-8204, volume 18 of  Geophysical Research Abstracts.

Akhmanov, G., Khlystov, O., Mazzini, A., Poort, J., and Giliazetdinova, D. (2016). The class@baikal project: studying recent tectonics, sedimentology and geochemistry on lake baikal. In EGU General Assembly 2016, EGU2016-8110, volume 18 of Geophysical Research Abstracts.

Полигон 4. Глубоководная осадочная система Хурай

История исследований и описание объекта:

На батиметрической карте средней котловины Байкала, составленной по результатам работ в рамках Программы РАН 17.8 (2009) и проекта FWO Flanders (1.5.198.09) (http://lin.irk.ru/multibeam/ru/), хорошо виден современный эрозионный врез, рассекающий тектоническую ступень на дне Байкала на траверсе пади Ташкиней острова Ольхон. Этот врез также был пересечен, в 2002 году, одним из профилей съемки с гидролокатором бокового обзора (ГЛБО), выполненной в ходе российско-бельгийской геофизической экспедиции по проекту ИНТАС.

Геологические исследования начались в 2014 году, в рейсе Class@Baikal (Ахманов и др., 2014). Разрез, вскрытый ударными трубками в осевой части вреза, характеризовался широким распространением оползневых накоплений, перекрытых отложениями мутьевых потоков, что весьма типично для каньонов систем глубоководных конусов выноса. У подножья каньона современный разрез составляли песчаные, алевритовые и глинистые интервалы, сильно варьирующие в мощности, типичные для осадочных лопастей конуса выноса.

Положение акустических профилей и точек пробоотбора, выполненных в экспедиции Class@Baikal-2015 на полигоне «Хурай» (синий пунктир = положение канала Хурай, предполагаемое до начала работ; чёрные сплошные линии = профили набортного профилографа; чёрный пунктир = профили ГЛБО)

В экспедиции Class@Baikal-2014 также было обращено внимание на то, что изучаемый каньон вверх замыкается протяженным каналом, также отчетливо выраженным на детальной батиметрической карте. Колонка, отобранная здесь, представляла типичный разрез русла дистальной части глубоководного канала. Генетическая связь (принадлежность к единой осадочной системе) канала и исследованного вреза (каньона) была окончательно установлена на основании изучения отобранного материала. На этапе предварительной обработки материала на борту, во время экспедиции, русло было «прослежено» на имеющейся батиметрической карте до траверса пади Хурай-Хылзын острова Ольхон. По примеру широко известных глубоководных осадочных систем, называемых по имени основного «поставщика» терригенного материала (e.g. конус выноса Конго, конус выноса Роны, конус выноса Амазонки и т.д.), участниками рейса Class@Baikal-2014 обнаруженная осадочная система была названа «конусом выноса Хурай», а её элементы, соответственно «канал Хурай» и «каньон (русло) Хурай» (Ахманов и др., 2014).

Работами, продолжившимися в экспедиции Class@Baikal-2015, было установлено, что осадочная система характеризуется гораздо более сложным строением, чем это предполагалось ранее (Ахманов, Хлыстов, 2015). В пределах системы терригенный материал собирается с обоих бортов центральной байкальской впадины, транспортируется в северо-восточном направлении на значительные расстояния в виде спазматических плотностных потоков разных типов и осаждается в лопастях конуса выноса. От «классических» систем глубоководных конусов выноса эта байкальская система отличается необычным расположением каньона именно в дистальной части системы.

Различные типы русел/каналов, выделяемые по характеру волновой записи на данных профилографа, полученных на полигоне «Хурай» в экспедиции Class@Baikal-2015

В 2015 году исследования были сфокусированы в центральной части этой системы, непосредственно выше каньона, изученного в 2014 году, и направлены на понимание фациальной картины её долинно-руслового, транзитного комплекса. Этот комплекс пространственно ограничен на северо-западе крутыми склонами котловины, а на юго-востоке протяженной тектонической ступенью с амплитудой, увеличивающейся в северо-восточном направлении. Профилями ГЛБО и набортного профилографа была покрыта внушительная часть байкальского дна, в ключевых точках отобраны пробы донных илов. Предварительный анализ данных геолого-геофизических исследований позволил выделить в пределах изученного района три фациальные зоны, последовательно сменяющие друг друга в направлении основного переноса терригенного материала (Akhmanov et al., 2016). Самый проксимальный участок характеризуется пологим однонаправленным уклоном дна в сторону центральной части котловины. На этом участке развивается система многочисленных, но весьма скромных в размерах каналов, несформированных в какую-либо единую систему. Вероятно, здесь нет «основного» канала, а все каналы периодически и, возможно, попеременно оказываются «работающими». Эта зона сменяется участком, где выделяются два суб-параллельных относительно крупных русла. Рельеф дна начинает приобретать черты долины с двумя бортами, пока очень асимметричными. Одно из русел пролегает в тальвеговой части долины и сильно смещено в сторону уступа. Второе русло почти прижато к склонам котловины и располагается на полого наклонённом склоне долины. Эти русла являются, безусловно, основными «транспортными артериями» системы на этом участке. Тем не менее, небольшие каналы, подобные тем, что распространены в первой зоне, также отмечаются в пределах этой фациальной зоны. Так как основные русла располагаются на разных гипсометрических уровнях, не исключено, что по отдельным каналам может осуществляться «переброска» части материала между руслами. В следующей зоне, располагающейся перед каньоном, наблюдается слияние двух основных русел в одно, центр долины смещается в сторону борта котловины, становится более выраженным, мелкие каналы исчезают. В целом, вероятно, система собирает материал с протяженных бортов и обширного участка дна центральной байкальской котловины (Почевалова и др., 2016). Источники терригенного материала, характер его мобилизации, особенности транспортировки и меняющаяся морфология всей системы определяются активными неотектоническими процессами.

Пример корреляции турбидитовых прослоев в колонках, отобранных в экспедиции Class@Baikal-2015 из русел системы «Хурай». Положение колонок см. на врезке. Жёлтым обозначены турбидитовые отложения, поступившие по южному каналу, серым – по северному

Задачи экспедиции:

В экспедиции Class@Baikal-2016 планируется отбор проб донных отложений в дистальной части системы Хурай, из осадочных лопастей конуса выноса, располагающихся под уступом, ниже каньона Хурай. Полученный материал позволит дополнить картину современного распределения осадочных фаций в этой части Байкала.

Литература:

Ахманов, Г. Г., Хлыстов, О. М., Токарев, М. Ю. и участники Class@Baikal-2014 (2014). Первая экспедиция Байкальского Плавучего Университета: современное осадконакопление и зоны фокусированной разгрузки углеводородов и газогидратообразования на дне озера. В сб. Материалы III Международной молодежной научно-практической конференции "Морские исследования и образование" (Москва, 22-24 октября 2014 г.), с. 19–23. Москва.

Ахманов Г.Г., Хлыстов О.М., участники TTR-Class@Baikal-2015. (2015) Проект Glass@Baikal: развивая традиции Международной программы "Обучение-через-исследования (Плавучий Университет)".  В сб.: Труды IV Международной научно-практической конференции "Морские исследования и образование (MARESEDU)", 19-24 октября 2015 г., Москва, Ломоносовский корпус МГУ. - Москва: Феория, 2015. - с. 29-33

Akhmanov, G., Khlystov, O., Mazzini, A., Poort, J., and Giliazetdinova, D. (2016). The class@baikal project: studying recent tectonics, sedimentology and geochemistry on lake baikal. In EGU General Assembly 2016, EGU2016-8110, volume 18 of Geophysical Research Abstracts.

Почевалова, А. В., Ахманов, Г. Г., Хлыстов, О. М., Корост, С. Р., and Соловьева, М. А. (2016). Особенности осадконакопления глубоководной осадочной системы Хурай озера Байкал. В сб.: Тезисы Всероссийской научно-практической молодежной конференции «Современные исследования в геологии» 25-27 марта 2016 г,. СПбГУ ИТМО СПб. с. 202–203.

Полигон 5. Подводная часть Танхойского поля

Новый для Class@Baikal и самый обширный полигон Третьей экспедиции - район восточного борта южной впадины озера Байкал от подводной возвышенности Муринская банка до устья р. Переемна (ст.Танхой). Район является подводным продолжением Танхойского поля олигоцен-миоценовых угленосных отложений, обнажающихся в естественных выходах на восточном побережье Байкала. Отложения танхойской свиты залегают на коре выветривания фундамента, отражают один из самых ранних этапов формирования Байкальской рифтовой зоны, а их стратиграфические аналоги, возможно, являются древнейшими осадочными накоплениями Байкальской котловины (Мащук, Акулов, 2012).

Рельеф подводных склонов Байкала в пределах полигона достаточно хорошо изучен с использованием многолучевого эхолота. На склонах закартированы многочисленные глубокие каньоны сложной морфологии. Такие каньоны врезаны в коренные породы обнажающегося на дне продолжения танхойской свиты и характеризуются весьма разнообразным современным осадочным выполнением. Всё это указывает на неоднократное изменение уровня базиса эрозии южной котловины Байкала и связано с её сложной геологической историей.

На полигоне запланировано проведение акустической съемки с профилографом и внушительные объемы донного пробоотбора. Работы будут направлены на то, чтобы охарактеризовать строение и состав коренных пород и осадков каньонного комплекса.

Район также характеризуется распространением многочисленных зон фокусированной разгрузки углеводородов. Эти зоны были открыты и изучались в предшествующих экспедициях. Тем не менее, источник разгружающихся флюидов пока не установлен. Может предполагаться генерация газа и его миграция к поверхности из отложений, входящих в состав относительно мощных танхойских накоплений. Запланированный отбор образцов газа и их последующее лабораторное изучение должно пролить свет на ряд вопросов, среди которых положение газоматеринских толщ в разрезе котловины, их литологический состав, время газогенерации, современная глубина разгружающихся резервуаров и пр.

Литература:

Мащук И.М., Акулов Н.И. (2012) Олигоценовые отложения Байкальской рифтовой впадины. – Геология и Геофизика, т.53, №4, с. 461-475

 

Современная морфология восточных склонов южной котловины Байкала, планируемых к изучению в экспедиции Class@Baikal-2016 на полигоне «Танхойский»